Philatelia.Ru
RussianEnglish
Авторский проект Дмитрия Карасюка

Philatelia.Ru / Художественная литература / Сюжеты /

Справочник «Сюжеты»

Тургенев Иван Сергеевич
(1818–1883)

Тургенев Иван Сергеевич (1818–1883)

Русский писатель. Родился в Орле. Детство будущего писателя прошло в имении и усадьбе Спасское-Лутовиново близ города Мценска Орловской губ. Мать Тургенева Варвара Петровна правила «подданными» на манер самодержавной государыни – с «полицией» и «министрами», заседавшими в особых «учреждениях» и каждое утро церемонно являвшимися к ней на доклад. С добродушным от природы и мечтательным сыном она обходилась сурово. Она лишь ранила сердце мальчика, чиня обиды тем из своих «подданных», к кому он успел привязаться (позднее она станет прототипом капризных барынь в повестях Тургенева «Муму», 1852; «Пунин и Бабурин», 1874). Вместе с тем Варвара Петровна была женщиной образованной и не чуждой литературным интересам. На наставников для сыновей (Иван был вторым из троих) она не скупилась. С малых лет Тургенева вывозили за границу, после переезда семейства в Москву в 1827 обучали лучшие педагоги, и к моменту поступления на словесное отделение философского факультета Московского университета в 1833 он уже говорил на французском, немецком, английском языках и сочинял стихи.

В 1834 Тургенев перешел в Петербургский университет, который окончил в 1837 со званием «действительного студента» (экзамен на кандидата не выдержал). К этому времени относится первый известный литературный опыт Тургенева – романтическая драма в стихах «Стéно» (1834, опубликована в 1913). Профессор российской словесности Плетнев, которому юноша показал поэму, нашел ее слабым подражанием Байрону, но заметил, что в авторе «что-то есть», и даже напечатал в своем журнале «Современник» два его стихотворения (стихи Тургенева появлялись там и позднее).

В мае 1837 Иван Сергеевич отправился в Германию совершенствоваться в философии. На пароходе, которым Тургенев следовал за границу, случился пожар, и пассажиры едва спаслись. До 1841 слушал лекции в Берлинском университете, где сблизился с кружком русских студентов, поклонников «системы Гегеля» (Бакунин, Грановский, Станкевич). Близким его другом надолго стал Бакунин, хотя отношения их закончились разрывом, и Бакунин послужил прототипом Рудина в одноименном романе.

В мае 1841 Тургенев вернулся в Россию, собираясь преподавать философию (с этой целью в апреле—мае 1842 в Петербургском университете сдает магистерские экзамены). Однако кафедра философии в Московском университете, которую он надеялся занять, была закрыта, и восстанавливать ее не собирались. В 1843 после продолжительных хлопот был зачислен на службу в канцелярию министра внутренних дел, где тогда обсуждался вопрос освобождения крестьян, однако служба не задалась. Познакомившись в ноябре 1843 с французской певицей Полиной Виардо, Тургенев все чаще испрашивает отпуска «по болезни» и выезжает вслед за ней за границу, пока в апреле 1845 окончательно не вышел в отставку.

На эти же годы приходятся его первые замеченные публикой литературные выступления, в которых преобладает влияние Лермонтова, и, вместе с тем, в них – в соответствии с принципами «натуральной школы» – на первый план выдвинуто изображение «среды» и ее уродующего воздействия на человека. Эти первые поэмы и повести Тургенева были высоко оценены главным идеологом «натуральной школы» Белинским, который во многом и был «наставником» начинающего писателя (знакомство их состоялось в конце 1842).

Настоящую славу Тургеневу принесли маленькие рассказы и очерки, на которые сам он не возлагал больших надежд. В 1846, в очередной раз уезжая за границу, он оставил одному из издателей «Современника» Панаеву очерк «Хорь и Калиныч». Панаев поместил его в разделе «Смесь» январской книжки журнала за 1847, сопроводив подзаголовком «Из записок охотника», чтобы расположить читателей к снисходительности. Успеха не предвидели ни автор, ни издатель, но успех был необыкновенный. Белинский писал, что в этой «маленькой пьеске» «автор зашел к народу с такой стороны, с какой до него к нему еще никто не заходил».

Со страниц книги встает многогранный, чуть идеализированный образ «живой» России в противовес гоголевским «мертвым душам». В поэтической философии Тургенева люди составляют некое целое с природой, и потому надежда писателя на лучшее будущее России связана с красотой и одухотворенностью ее природы. Его приговор – крепостному праву, развращающему и помещиков, и крестьян. Когда в 1852 «Записки охотника» вышли отдельным изданием, это стало не только литературным событием. Они сыграли заметную роль в подготовке общественного мнения к будущим реформам. Так, Аксаков увидел в книге «стройный ряд нападений, целый батальный огонь против помещичьего быта России», а цензор, пропустивший книгу в печать, был отстранен от должности, хотя все рассказы сборника по отдельности уже прошли через цензурный комитет. Тургенев тоже не ушел от наказания. Он был сослан (правда, под другим предлогом – за отклик на смерть Гоголя) в Спасское-Лутовиново, что, впрочем, только прибавило популярности и ему, и его книге. Вернуться в Петербург ему разрешили уже 1853, но право выезда за границу вернули только в 1856.

К «Запискам охотника» по тематике примыкают написанные в ссылке повести «Муму» и «Постоялый двор» (обе – 1852). История Герасима, который из-за каприза барыни вынужден был утопить любимую собаку, происходила на самом деле (немой крестьянин служил в дворне матери писателя), однако частному происшествию Тургенев придал силу документа, обличающего крепостнические порядки. «Трагическая судьба племени», по его мнению, заключается в отсутствии гражданского самосознания у русского крестьянина, всегда готового смириться перед возносящимся злом. Тургенев-писатель уже ищет новых героев, которые могли бы стать движущей силой общественных преобразований. Воля и ум, праведность и доброта, открытые им в русском крестьянине, кажутся ему недостаточными для этих целей. Поэтому теперь он обращается к людям из «образованного класса», а крестьянство отходит на периферию его творчества.

Героем Тургенева становится «лишний человек», обреченный на неудачу в попытках принести пользу отечеству или хотя бы найти личное. Таким «лишним человеком» оказывается герой романа «Рудин» (1855) – юный философ, получивший образование в Германии и наделенный недюжинным красноречием (прототипом его был Бакунин). В третьем издании романа Тургенев добавил финал, где Рудин погибает на парижских баррикадах 1848. Мысль о спасительности «цепей долга» перед лицом непостижимых законов бытия звучит в романе «Дворянское гнездо» (1858). По существу, это роман об исторической судьбе дворянства в России. Роман, исполненный аллюзиями на литературу пушкинской эпохи, прозвучал как отходная дворянской России и имел особенный успех у современников, без различия партий и воззрений (прежде всего «западников» и «славянофилов»). Одобрение было всеобщим. По словам Анненкова, «роман был сигналом повсеместного примирения».

Со следующим романом – «Накануне» (1859) – все обстояло прямо наоборот. Речь в нем идет о болгарине Инсарове, человеке целеустремленном, посвятившем себя борьбе за независимость Болгарии от турецкого господства. Герой умирает, что выглядит как расплата за счастье, несовместимое с борьбой, однако главное здесь не история любви. В романе на первом плане общественная проблематика. «Заметьте, – говорит Инсаров, – последний мужик, последний нищий в Болгарии, и я – мы все желаем одного и того же. У всех у нас одна цель. Поймите, какую это дает уверенность и крепость!». Либерал Тургенев имел в виду объединение всех прогрессивных сил русского общества для будущих преобразований, но революционные демократы истолковали роман по-своему. Добролюбов (в статье «Когда же придет настоящий день?») призвал «русских Инсаровых» к борьбе с «внутренними турками», в число которых попадали не только «крепостники», но и либералы, вроде самого Тургенева. Писатель уговаривал Некрасова, издававшего «Современник», не печатать эту откровенно призывающую к революционному насилию статью, но тот отказал. Произошла ссора, в результате которой Тургенев порвал с журналом, в котором сотрудничал более десяти лет (примирится он с Некрасовым лишь перед смертью последнего).

Конфликт Тургенева с революционными демократами повлиял на замысел лучшего его романа – «Отцы и дети» (1861). Спор здесь идет именно между либералами, каким был Тургенев и его ближайшие друзья, и революционными демократами, вроде Добролюбова (который отчасти послужил прототипом Базарова). Сын лекаря Евгений Базаров презрительно именует никогда не работавших дворян Кирсановых «барчуками». Но сталкиваются не только представители разных социальных групп: сталкиваются поколения.

Тургенев вновь желал устранения «недоразумений» и всеобщего примирения, однако роман не только вызвал бурю полемики, но и способствовал окончательному размежеванию различных политических течений. Критики «Современника» увидели в образе Базарова злую карикатуру на молодое поколение. Писарев, критик радикального «Русского слова», наоборот, нашел в нем все «лучшие и нужные» черты будущего революционера, которому нет пока простора для деятельности. Друзья же и единомышленники Тургенева обвиняли его в заискивании перед молодым поколением, в неоправданном возвеличении Базарова и принижении «отцов».

Несколько лет Тургенев ничего не писал. В 1865 он купил участок земли в Баден-Бадене, рядом с виллой Полины Виардо, и поселился здесь уже навсегда, бывая в России только наездами. В Баден-Бадене и происходит действие его следующего романа «Дым» (1867). В центре романа – бессмысленная жизнь разношерстного русского населения в немецком курортном городке: дельцов-генералов, светских дам и революционной эмиграции, слепо преклоняющейся перед неким Губаревым. Все словно заволокло дымом. « Дым» углубил непонимание между Тургеневым и русской общественностью. Патриоты обвиняли его в клевете на Россию, революционные демократы были недовольны памфлетом на революционную эмиграцию, либералы – сатирическим изображением «верхов». Говорили, что роман слаб и в художественном отношении, что, впрочем, не вполне справедливо.

Последней попыткой Тургенева высказаться на злобу дня стал его роман «Новь» (1876), написанный в пору сближения писателя с «умеренными» народниками. В центре повествования судьба целого общественного движения (революционного народничества), а не отдельных его представителей. Любовь уже не является ключевой темой в раскрытии характеров персонажей. Главное в романе – столкновения разных партий и слоев русского общества. В первую очередь – народников и крестьян.

Очередной приезд Тургенева в Россию в 1879 стал поводом для бурных чествований с обедами и речами среди молодежи и либеральной интеллигенции. Однако более совершенные в художественном отношении поздние повести, где он обратился к изображению прошлого России (XVIII и начала XIX века), к «странностям» мышления и судьбы русского человека, независимым от «веяний времени», не получили большого отклика.

В поздние годы Тургенев получил европейское признание. Вообще, его литературные интересы во многом теперь были связаны с Европой. Он тесно общается с ведущими французскими писателями – Флобером, Санд, Золя; в 1878 вместе с Гюго председательствует на международном литературном конгрессе в Париже; получает титул почетного профессора Оксфордского университета и еще множество лестных знаков внимания. Он переводит на русский язык рассказы Флобера, рекомендует русских авторов для переводов на европейские языки.

Мысленно он, конечно же, по-прежнему был обращен к России. Его «лебединой песнью» стали «Стихотворения в прозе», создававшиеся им в последние годы жизни (первая часть появилась в 1882; вторая при жизни не публиковалась). В последний раз Тургенев побывал в России в 1881 и, словно предчувствуя, что это его последний приезд, посетил родное Спасское-Лутовиново. Последние его слова, сказанные перед смертью в Буживале на юге Франции, были обращены к орловским лесам: «Прощайте, мои милые, мои белесоватые…».

Согласно завещанию, тело Тургенева перевезли в Россию, и 27 сентября (9 октября) 1883 похоронили на Волковом кладбище в Петербурге при огромном стечении народа. Похороны его обратились в демонстрацию. По словам Анненкова, «на могиле его сошлось целое поколение со словами умиления и благодарности как к писателю и человеку».

Владимир Коровин


Абхазия, 2002, Лев Толстой, Иван Тургенев

Абхазия, 2002, Лев Толстой, Иван Тургенев

Болгария, 1978, Иван Тургенев

Гвинея, 2009, Николай Гоголь

Гвинея, 2009, Николай Гоголь

Россия, 2007, Орловская область, Спасское-Лутовиново

СССР, 1943, Иван Тургенев

СССР, 1943, Иван Тургенев

СССР, 1968, Иван Тургенев

СССР, 1968.11.09, Ленинград. Иван Тургенев

СССР, 1968.11.09, Орел. Иван Тургенев

Болгария, 1978, Иван Тургенев

Россия, 2008, Ася

Россия, 2009, 100 лет со дня рождения Бруно Фрейндлиха

СССР, 1957, Парк Спасского-Лутовинова

СССР, 1959, Иван Тургенев

СССР, 1964, Музей Тургенева в Спасском-Лутовинове

СССР, 1968, Иван Тургенев

СССР, 1980, Памятник Тургеневу в Орле

СССР, 1987, Памятник Тургеневу в Орле

СССР, 1988, Музей Тургенева в Спасском-Лутовинове

СССР, 1967.07.08, Окрестность Бежина луга

СССР, 1970.04.27, Памятник Тургеневу в Орле

СССР, 1989.11.02, Бежин луг

СССР, 1991.07.12, Орел. «Дворянское гнездо»

СССР, 1991.07.12, Бюст Тургенева в Орле

СССР, 1991.07.12, Памятник Тургеневу в Орле

СССР, 1991.07.12, Спасское-Лутовиново

СССР, 1991.07.12, Спасское-Лутовиново

© 2003-2019 Дмитрий Карасюк. Идея, подготовка, составление
Рейтинг ресурсов "УралWeb" Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня